Внеземной разум

.

Настало время обсудить вопросы, которые обычно встречаются на страницах научно-фантастических романов. Внеземной разум, внеземные цивилизации, контакт с ними.
Но что такое разум?
Можно ли, к примеру, наблюдать сосуществование высокоразвитого разума с явной технической отсталостью?
Да, можно.
Есть археологические данные примерно за пятьдесят тысяч лет о племени бушменов, об их материальной культуре. Канадскому антропологу Р. Ли довелось около трех лет прожить в Южной Африке бок о бок с бушменами.


Казалось бы, какой может быть интеллект у племени, которое до сих пор пользуется луком и стрелами?
Но послушаем, что говорит по этому поводу Ли. Нужно сказать, что он в совершенстве знает язык бушменов.
Так вот, Ли утверждает, что разум бушменов вполне сравним с нашим собственным разумом. Возможности их общения поразительны. Сидя ночью около костра, они ведут долгие беседы, рассказывают различные истории, насыщенные тонким юмором, намеками, сложными метафорами. Словом, всем тем, что мы привыкли связывать с литературой развитой технологической цивилизации. Но парадокс состоит в том, что у бушменов практически отсутствует материальная культура. Арсенал ее очень скуден и насчитывает менее ста наименований различных предметов. Более того, у них нет даже сельского хозяйства!
Тем не менее сейчас никто не возьмет под сомнение наличие развитого интеллекта и у бушменов и у аборигенов Австралии. Значит, разум не так уж сильно связан с технологическим путем развития цивилизации.
Но все-таки, что такое разум? Вопрос отнюдь не простой.
Около четырех миллионов лет тому назад в Африке жили небольшие существа ростом около 150 сантиметров и весом от 30 до 40 килограммов. Мозг их был очень мал, такой же, как у современных крупных человекообразных обезьян (450–650 кубических сантиметров). Некоторые из этих существ, получивших название австралопитеков, умели делать орудия. По всей видимости, именно они дали начало роду Homo, из которого и возник современный разумный человек Homo sapiens.
Несколько обстоятельств способствовали превращению австралопитеков в Homo sapiens, и среди них мы должны выделить изготовление орудий труда, появление языка и возникновение нового типа коллективной охоты.
Многие ученые считают, что в науке есть две наиболее интригующие проблемы: эволюция генетического кода и возникновение языкового общения.
Возникновение солидарности и взаимной защиты у крупных приматов само по себе еще не могло обеспечить появления речевых контактов. Проявление солидарности и коллективной охоты встречается и у хищников, например у волков. Коллективные действия присущи даже некоторым птицам.
Но первобытный человек был обязан развивать методы общения до гораздо более высокого уровня, чем прежде. Возникла необходимость распределения продуктов среди неохотящихся членов сообщества: женщин, детей и стариков. Именно этот принципиально новый тип коллективного распределения и даже учета продуктов дал определенный стимул к развитию разума.
Бесспорно, что необходимость принимать коллективные решения обусловила появление зачатков языкового общения. Передача все более усложняющейся информации, ведь ситуации, в которых оказывались приматы, были отнюдь не простыми, требовала нового типа контактов. Постепенно возник язык. Ли считает, что человеческий разум, по сути дела, синоним человеческого языка.
Вопросы, которые я сейчас затронул, представляют колоссальный интерес сами по себе, без всякой связи с проблемой внеземного разума. В силу необходимости приходится обсуждать их очень коротко и поверхностно. Но даже такой поверхностный обзор необходим и полезен для наших целей.

 

Необходимо посмотреть, а нет ли других, нетехнологических возможностей развития цивилизации?
Всегда ли должно случиться так, что разумное существо обращает свой взгляд к звездам и ищет своих братьев по разуму?
Наконец, не являемся ли мы редчайшим феноменом в нашей Вселенной?
У первых охотников в общем-то была довольно приятная жизнь, что видно хотя бы из хорошо известной книги Рони-старшего «Борьба за огонь». Незагрязненная среда, добрая семейная жизнь (хотя проблема треугольника существовала уже во времена плейстоцена), крепкое здоровье. Они не знали ни энергетических, ни экологических кризисов, ни проблемы ядерного уничтожения.
Понадобилось лишь несколько десятков тысяч лет, чтобы разум человека, совершив гигантский скачок, создал сельское хозяйство, гидроэлектростанции и космические корабли. Срок по космологическим и геологическим масштабам ничтожный. Если считать, что человек на Земле существует в течение суток, то цивилизация занимает, скажем, последние минуты из этих суток. И за эти последние минуты возникли классы, сельское хозяйство, аппарат государственной власти и, наконец, высокоразвитая цивилизация, обладающая значительным научным и технологическим потенциалом. Возникло стремление познать окружающий мир и самих себя. Возникла способность прогнозировать последовательность сложных событий.
Собственно говоря, последние два обстоятельства в наибольшей степени характеризуют свойства разумной жизни. Увеличение объема мозга у приматов всего в два раза привело к колоссальным качественным изменениям на нашей планете. Человек научился применять приобретенные знания на практике.
Но мы опять сталкиваемся здесь с очень тяжелой задачей. Мы знаем лишь один пример эволюции органического мира, когда в результате определенной совокупности обстоятельств возник разум, наука и технология.
А быть может, существуют другие пути развития органической жизни? Обсуждая вопрос существования внеземного разума и контакта с ним, нельзя закрывать глаза на другие варианты эволюции. Ведь природа работает вслепую. Для нее характерно отсутствие какой-либо цели. Ее метод — это метод проб и ошибок, и даже на Земле мы видим примеры эволюционных тупиков.
Я хотел бы, чтобы слово «тупик» было понято правильно. Тупик — это или отсутствие развития, законсервированность на какой-то стадии процесса, или чрезвычайно медленное развитие. Общеизвестным и очень наглядным примером эволюционного тупика являются насекомые, чьи физиологические особенности не позволяют в принципе иметь им большой мозг.
И конечно, никак нельзя исключить того, что на какой-нибудь далекой планете эволюция не привела к появлению разума. Ведь не нужно забывать и о том, что уменьшение темпа эволюции всего в два раза (а что такое коэффициент, равный двойке?) отбрасывает нас сейчас на уровень одноклеточных организмов.
С другой стороны, не следует думать, что наша модель разума, человеческого разума, — единственно возможный вариант эволюции во Вселенной. Многие знакомы с блистательным научно-фантастическим романом С. Лема «Непобедимый». Лем описывает ситуацию, когда группа людей, исследующих далекие миры, встретилась с псевдоразумной жизнью. Она была «построена» из маленьких неорганических кристаллов, каждый из которых, взятый в отдельности, не представлял никакой опасности. Но когда миллиарды этих кристаллов объединялись, они приобретали совершенно новые свойства и образовывали «тучемозг», уничтожавший все на планете.
Отдаленный аналог этого «тучемозга» представляют насекомые и особенно муравьи. Муравьи общаются между собой, щекоча друг другу брюшко. Это очень медленный тип контакта. Если бы природа дала им возможность какого-нибудь нового, более быстрого типа контакта, например прямой передачей электрических импульсов, трудно предсказать, какого уровня развития достигли бы насекомые. Гигантские сообщества «электромуравьев» могли бы делать сложные расчеты и быстро принимать коллективные решения. Это и был бы органический «тучемозг», и очень трудно представить себе его возможности, его культуру, его этические принципы.
С другой стороны, хорошо известно, что китообразные, обладая мозгом, превосходящим по объему человеческий, не пошли по пути, связанному с развитием науки и технологии. По всей видимости, это вызвано тем, что среда, в которой они обитают, гомеостатична. Ни дельфинам, ни китам нет необходимости защищаться от резких смен температуры, да и голодная смерть им пока не грозит.
Я пишу обо всем этом сейчас для того, чтобы показать, что в принципе могут быть и другие возможности для развития разума. Возможности, которые отнюдь не приводят к идее поиска контактов с другими мирами. Но нам все-таки нужно обсудить вопрос о существовании внеземного разума, наделенного теми же свойствами, что и наш собственный. Неразумно было бы полагать, что человеческий разум — явление уникальное во Вселенной.
И все-таки я сначала хочу обсудить точку зрения нашего крупнейшего астрофизика И. Шкловского о возможной уникальности земной цивилизации. Его работа так и называется: «О возможной уникальности разумной жизни во Вселенной». Основные аргументы Шкловского состоят в следующем. Во-первых, он считает, что планетных систем не так уж много, а поскольку загадка происхождения жизни не решена, то и вероятность возникновения жизни исчезающе мала. Спорить с подобными возражениями не очень просто, потому что действительно приходится обсуждать явления, которые мы пока наблюдаем «в единственном экземпляре».
Но с общепознавательной точки зрения эти аргументы не выдерживают критики. Молекулярной биологии как науке всего 25 лет от роду, и, по-видимому, неправильно говорить о том, что за этот промежуток времени должна быть решена одна из величайших загадок природы.
Шкловский не учитывает того обстоятельства, что в последние годы уже появились серьезные работы, пытающиеся обосновать новые подходы к проблеме эволюции генетического кода. В предыдущей главе я специально подчеркивал огромную сложность этой проблемы. И поэтому вряд ли следует подкреплять свою точку зрения уровнем нашего сегодняшнего незнания.
Действительно, если взять уровень науки всего столетней давности, можно привести массу примеров (и они покажутся сегодня тривиальными), когда в XX веке были реализованы вещи, казавшиеся абсолютно невозможными в XIX веке.
Шкловский вводит термин неограниченной экспансии, связывая его с деятельностью технологически развитой цивилизации. В это понятие он вкладывает очень широкий смысл. Здесь и «неограниченное» истощение природных ресурсов, и уничтожение экологической обстановки, неограниченный рост народонаселения, и, наконец, неограниченная экспансия в Космосе, то есть освоение новых планетных систем. Первым шагом в освоении Космоса, по мнению многих ученых, является сооружение огромных космических колоний в нашей солнечной системе.
Д. О’Нил из Принстонского университета опубликовал книгу «Высокий рубеж», где подробно излагается программа освоения солнечной системы. Как будет выглядеть такая колония?
Это гигантская космическая станция, имеющая форму бублика диаметром от полутора километров и более. Нормальное тяготение создается за счет вращения станции. Перемещая большие зеркала из алюминиевой фольги, можно осуществить смену дня и ночи.
Условия жизни в такой станции в принципе могут быть гораздо более привлекательны, чем на Земле. По желанию можно варьировать климатические условия от субтропиков до полярных областей. Можно выбирать любой ландшафт. Не нужны будут инсектициды и пестициды.
Первое время строительные материалы нужно будет доставлять с Земли, затем как сырьевую базу можно будет использовать Луну, ну а потом и материал астероидов.
В частности, на Луне предполагается построить огромный линейный ускоритель, который будет разгонять уже не элементарные частицы, а крупные материальные объекты до второй космической скорости; потом в заданной точке космического пространства объект освободится от полезного груза и возвратится на Луну для повторного использования. Интереснее всего то, что уже создан лабораторный прототип такого ускорителя, или, как его называют конструкторы, масс-ускорителя.
О’Нил полагает, что первые колонии на 500–1000 человек будут созданы между 1990 и 2015 годом. Стоимость проекта около 60 миллиардов долларов. Это сравнительно немного, если учесть, что проект «Аполлон» стоил примерно столько же.
О’Нил считает, что человечество рано или поздно «оккупирует» всю Галактику и на этот процесс потребуется двести пятьдесят тысяч лет. Заметим, что срок освоения солнечной системы в рамках модели О’Нила всего 2500 лет.
Мы вкратце рассказали об этих интересных вещах, бесспорно, заслуживающих гораздо более подробного изложения, чтобы обратить внимание на замечательный парадокс, замеченный Шкловским.
Полностью принимая положение о необходимости освоения Галактики хотя бы некоторой частью цивилизаций, предположительно существующих в ней (Галактике), Шкловский справедливо считает, что в таком случае следовало бы ожидать наблюдательных проявлений разумной космической деятельности. Еще в 1962 году он назвал этот феномен «космическим чудом».
Парадокс состоит в том, что, по мнению Шкловского, вся совокупность наблюдательных данных астрономии исключает в видимой части Вселенной какое-либо «космическое чудо». Исключена также возможность посещения Земли представителями иных цивилизаций.
Следует отметить, что подобная точка зрения весьма и весьма спорная, хотя и нельзя не согласиться с тем, что эмоциональный дидактизм Шкловского производит очень сильное впечатление. В уже упоминавшейся работе «О возможной уникальности…» приводятся два примера интерпретации естественных явлений природы как «космических чудес».
Первый пример связан с именем замечательного английского ученого Д. Холдейна — одного из основоположников теории происхождения жизни, человека энциклопедических знаний и поразительной широты интересов. В 1924 году, когда еще не был открыт нейтрон, Холдейн высказал гипотезу, согласно которой взрывы новых звезд связаны с гибелью цивилизации, овладевшей ядерной энергией. Впоследствии был доказан естественный характер вспышек и новых и сверхновых звезд.
Пульсары — второй пример гипноза в ожидании «космического чуда». Хорошо известно, что сигналы от пульсаров сначала были интерпретированы как искусственные.
Шкловский, конечно же, прав в том, что любое явление, еще не до конца понятое учеными, нужно рассматривать с точки зрения «презумпции естественности». Это бесспорно. Но точно так же бесспорно и то обстоятельство, что нельзя делать вывод об отсутствии цивилизаций на основе очень и очень кратковременных астрономических наблюдений. Ведь только в 1978 году впервые радиотелескоп был выведен в Космос.

 

Наконец, необходимо учитывать тот факт, что, несмотря на значительные достижения, человечество отнюдь не всесильно. Наука не достигла «насыщения». И мне представляется, что слабым местом в аргументации Шкловского является именно своего рода интеллектуальный антропоцентризм, связанный с переносом нынешних человеческих представлений на деятельность внеземных разумных цивилизаций.
Прежде всего нужно отметить тот факт, что и обсуждаемая выше концепция и возражения оппонентов Шкловского — хорошие примеры чисто умозрительных споров по поводу недоказуемых на сегодняшний день положений. И тем не менее эти дискуссии приносят огромную пользу и обогащают интеллектуальный багаж человечества, хотя до получения каких-либо новых наблюдательных данных истина в них не родится.
Не следует забывать, что наша технологическая цивилизация очень молода. Если считать ее возраст с момента возникновения современных средств связи, то ей всего около ста лет от роду.
Теперь представим себе ситуацию детского сада. Ведь никто не допустит пятилетнего ребенка к управлению самолетом, это абсолютно бессмысленная вещь. Не раз высказывалось предположение, что сверхцивилизации терпеливо ждут определенного уровня развития нашей науки и культуры и только после достижения этого порога вступят с нами в контакт.
Мне могут возразить, что в детском саду детей учат. Это так. Но кто знает законы развития цивилизаций?
Нельзя исключить того, что, наоборот, любое вмешательство в естественный ход событий на какой-либо планете является недопустимым с точки зрения носителей внеземного разума.
Конечно, если правы оракулы Римского клуба, предсказывающие скорую гибель нашей цивилизации, положение коренным образом меняется, и тогда Шкловский прав. Дело в том, что, если человеческий разум, человеческое общество не смогут справиться с проблемами перенаселения, загрязнения окружающей среды, ядерной угрозой, тогда, бесспорно, нашей цивилизации угрожает гибель.
Можно полагать, что такой путь вполне закономерен для цивилизаций гуманоидного типа, и тогда шкала жизни подобных цивилизаций невелика. В этом случае вероятность каких-либо контактов становится исчезающе малой, поскольку цивилизация может погибнуть, прежде чем она встанет на путь космической экспансии.
Все сказанное выше подтверждает огромную ответственность, лежащую на человечестве в целом, ответственность за сохранение жизни на нашей планете. Однако, как правильно указывает Н. Кардашев, нет никаких объективных оснований думать, что во Вселенной «работает» страшный фатальный закон неизбежного уничтожения любой цивилизации после достижения ею определенной стадии развития.
Поэтому попробуем более оптимистично поглядеть на наше будущее и оценить возможности развития цивилизаций и контактов с иными мирами.
Итак, откажемся от концепции апологетов Римского клуба, проповедующих стабилизацию или гибель цивилизации на уровне развития, близкого к нашему. Пусть наша цивилизация живет и развивается, тем более что в науке — одной из движущих сил развития общества — существует масса нерешенных проблем.
В биологии это прежде всего создание общей теории эволюции живой материи. Сюда, конечно же, входит решение проблемы происхождения жизни. В физиологии нет сколь-либо полной теории деятельности мозга человека и животных.
В физике можно указать гораздо большее число нерешенных принципиальных проблем. Нет теории о том, что было в начале и до начала наблюдаемого расширения Вселенной. Нет единой теории гравитации и релятивистской квантовой механики. Физики не могут сегодня ответить на вопрос, почему фундаментальные постоянные, например скорость света, имеют определенные численные значения. Мы не знаем ничего о топологии космического пространства. Ведь нельзя исключить существования других микро- и макромиров. Не создана еще, наконец, общая теория элементарных частиц.
Приведенные примеры отнюдь не исчерпывают всех нерешенных проблем современного естествознания.
И поэтому цивилизации есть чем заняться. Нельзя исключить того, что, если какая-нибудь цивилизация в силу тех или иных причин развивается чуть «технологичнее» нашей, она уже давно проникла в иные вселенные и для нее представляет больший интерес изучать законы построения других миров, чем космические путешествия.
Кардашев взамен модели неограниченной экспансии указывает следующие возможные пути деятельности разумной цивилизации. Вместо неограниченной космической экспансии — целенаправленные полеты к наиболее интересным объектам во Вселенной. В нашей Галактике наиболее заманчивым представляется полет к ее центру.
Цивилизация может удовлетворять свое любопытство не в исследовании космического пространства, а, к примеру, в изучении микромира. Кто знает сейчас, какие возможности могут открыться в этой области?
И наконец, о захватывающей воображение проблеме перехода в другие пространственно-временные измерения. Мне хотелось бы более подробно остановиться на этой модели, разработанной Кардашевым.
Писатели-фантасты легко и просто справляются с этой проблемой. Я думаю, что многие читатели знакомы с термином, бытующим в научно-фантастической литературе, — гиперпространство. Космонавты обычно проходят через гиперпространство и оказываются после этого в необходимой им точке нашей Вселенной. Но оказывается, что современные физические теории в принципе «разрешают» куда более поразительные вещи.
Давайте вспомним, что такое «черная дыра».
Если достаточно большая (конечно, по меркам астрофизики) масса, например, больше, чем две массы Солнца, начинает сжиматься, остановить этот процесс уже никак нельзя. Процесс сжатия будет продолжаться, пока не будет достигнут так называемый гравитационный или шварцшильдовский радиус rq. Численное значение этого радиуса можно приблизительно найти из следующего простого соотношения: rq ≈ 3 (М/МО) километров, где М — масса сжимающегося объекта, а МО — масса Солнца. Сразу же видно, что, если бы наше Солнце вдруг «захотело» стать «черной дырой», его радиус должен был бы уменьшиться всего до нескольких километров.
К счастью, в обычных условиях лишь более массивные, чем Солнце, объекты могут сжиматься до гравитационного радиуса. И если сжимающаяся масса, будь то звезда или облако межзвездного газа, достигнет шварцшильдовского радиуса, получается «черная дыра», или, как еще принято говорить, гравитационная могила. А сам процесс сжатия называется гравитационным коллапсом.
В центре «черной дыры» плотность бесконечна и даже лучи света не могут выйти за поверхность гравитационного радиуса, столь велики силы притяжения. Все, что оказывается в сфере действия «черной дыры», поглощается ею. Мало того, что бесконечна плотность в центре «черной дыры», там бесконечно высока и температура.
И вот в такой объект Кардашев предлагает послать космический корабль.
Здесь нужно обсудить две вещи.
Во-первых, если масса «черной дыры» невелика (немного более двух масс Солнца), корабль, безусловно, погибнет в гравитационной могиле из-за гигантских плотностей внутри «черной дыры».
Но если масса дыры очень велика, например в миллиард раз больше массы Солнца, да к тому же она электрически заряжена, то можно думать, что люди в космическом корабле останутся в живых. Ведь из-за электрического заряда большая масса не может сжаться до бесконечной плотности.
Вблизи шварцшильдовского радиуса сжатие прекратится и сменится расширением. И плотности в такой почти «черной дыре» будут нормальными: около одного грамма в кубическом сантиметре.
А зачем, вообще говоря, понадобилось Кардашеву посылать космический корабль к таким странным объектам?
Ведь из общей теории относительности известно, что для наблюдателя, находящегося на Земле, полет космического корабля к «черной дыре» будет выглядеть очень своеобразно. По мере сближения корабля с «черной дырой» все процессы для земного наблюдателя бесконечно замедлятся. Изображение корабля будет все более слабым и за бесконечное время пропадет.
А космонавты будут жить по обычным часам, и все процессы в корабле для них будут выглядеть нормально. Но за иллюминаторами своего корабля они увидят потрясающие вещи. Когда они будут приближаться к шварцшильдовской сфере заряженной «черной дыры», они смогут увидеть все будущее нашей Вселенной, причем за конечный промежуток времени. Этот поразительный вывод основывается на строгих законах физики.

 

Смогут ли космонавты вернуться на Землю? Ведь стадия сжатия сменится стадией расширения, «черная дыра» станет «белой дырой».
К сожалению, нет. Второй не менее ошеломительный результат Кардашева состоит в следующем. Когда корабль выйдет из-под шварцшильдовской сферы, он окажется в новой вселенной, в другом пространстве, и на этой стадии полета космонавты увидят все прошлое нового мира!
Таким образом, через «черную дыру» можно проникнуть в будущее. Чем не машина времени! Правда, и плата за такую возможность немала: вечное скитание по иным мирам. Я глубоко убежден в том, что идеи, развиваемые Кардашевым, а ведь они базируются на прочной научной основе, куда увлекательнее любого научно-фантастического романа.
Но все-таки каковы же сегодня возможности контактов с другими цивилизациями?
Один вариант мы сейчас обсудили. Правда, совершенно ясно, что это вариант не сегодняшнего дня, поскольку системы «черно-белые дыры» находятся ближе к центру Галактики и человечество не в состоянии в ближайшее время совершить туда путешествие.
Поэтому остаются только наблюдательные возможности, возможности поиска различных электромагнитных сигналов. Но от каких источников могут исходить эти сигналы?
Есть предположения, что в районе центра нашей Галактики могут существовать сверхцивилизации, использующие ядро Галактики или квазары как источники энергии. Вроде того, как наша цивилизация использует энергию Солнца. Но мощность излучения ядра Галактики в миллион раз выше мощности излучения Солнца, а квазар мощнее Солнца в триллион раз! И ядра Галактик и квазары на миллиарды лет старше нашего Солнца. И действительно, резонно предполагать, что около этих источников энергии и расположены сверхцивилизации.
Очень интересен следующий факт. Вблизи центра нашей Галактики есть огромное облако с почти «земной» температурой, около 0 градусов Цельсия. Что может быть внутри этого облака?! А строго в центре Галактики есть точечный источник коротковолнового радиоизлучения. Его размеры меньше, чем размеры солнечной системы. Мы пока не знаем, какова природа этого источника.
В 1979 году в Советском Союзе впервые на околоземную орбиту был выведен радиотелескоп. Не за горами постройка различных инженерных сооружений на Луне.
В космосе, где не нужно охлаждать приемники излучения, эффективность их работы более высока, чем на Земле. Поиск информационных сигналов по ряду причин удобнее вести на миллиметровых волнах, а не на волне 21 сантиметр, как это предполагалось раньше. В том же диапазоне можно исследовать тепловое излучение от больших астроинженерных конструкций.
Когда мы говорим «информационное сообщение», то, конечно же, имеется в виду, что один абонент принимает от другого сообщения со смысловой нагрузкой. Вопрос состоит в том, сумеет ли человечество расшифровать принятое сообщение. Тепловое излучение от астроинженерной конструкции не является в полном смысле слова смысловым сигналом. Это пассивный, косвенный сигнал о деятельности суперцивилизации.
Если же одна цивилизация посылает вполне сознательно сигнал о своем существовании, она должна это делать таким образом, чтобы сигнал поддавался дешифровке. Сейчас большинство ученых стоит на точке зрения, согласно которой практически любой «разумный» сигнал, снабженный вводным текстом или кодом для дешифровки, может быть расшифрован. Конечно, если сообщение приходит не в виде радиосигнала, а в виде космического инопланетного корабля, задача облегчается, хотя и в этом случае могут существовать определенные трудности. К примеру, мы просто можем не знать о назначении некоторых предметов корабля, и их исследование тоже своеобразная задача дешифровки.
А каковы могут быть последствия контактов с внеземным разумом? И что может произойти, если мы наконец обнаружим внеземную цивилизацию?
Предположим, мы приняли радиосигнал от суперцивилизации. Сумели его дешифровать. Что дальше? Дальше возможно возникновение нескольких ситуаций, но коротко все эти ситуации можно разделить на два больших класса — благоприятные и неблагоприятные.
Поскольку мы ничего не знаем априорно об этических принципах суперразума, то мы должны предусматривать в принципе возможность неблагоприятной ситуации. В чем может состоять неблагоприятная ситуация?
Предположим, принимаемое сообщение содержит инструкцию для построения принципиально новой ЭВМ, с невиданными возможностями. Человечество должно иметь в виду потенциальную агрессивность созданного супермозга и должно заранее обезопасить себя от последствий этой потенциальной агрессивности.
Благоприятные ситуации связаны с приобщением человечества к высшим достижениям внеземной культуры и техники, и значение этого факта трудно переоценить. Контакт сможет оказать огромное влияние на культурный, научный и технологический потенциал человечества. Более того, контакт может оказать положительное влияние на будущее самого человечества.
Только в нынешнее время, впервые в истории человеческого общества появилась реальная возможность проводить глубокие теоретические и экспериментальные исследования по этой интригующей проблеме. Сейчас человечество готово к поиску внеземных цивилизаций и контакту с ними. Уже в ближайшее время будет осуществляться поиск сигналов от возможных астроинженерных объектов, от мощных источников в центре Галактики и так далее.
Быть может, еще при жизни нашего поколения удастся разрешить вечную загадку: одиноки ли мы во Вселенной? И будем надеяться, что в ближайшее время будет решена и другая великая проблема — проблема возникновения живой материи. Решение этих проблем было бы триумфом человеческого гения.

Комментарии закрыты.