Таинственная планета Фаэтон

.

Немецкий астроном Вильгельм Ольберс после открытия первых астероидов (тогда учёный установил, что орбиты двух первых открытых малых планет почти пересекаются в двух точках пространства) в письме к астроному И. Боде писал, что надо «наблюдать и определять орбиты, чтобы иметь верные основания для наших предположений. Тогда, быть может, мы решим или, по крайней мере, приблизительно выясним, Церера и Паллада пробегали свои орбиты в мирном соседстве, отдельно одна от другой, или обе являются только обломками, только кусками прежней большой планеты, которую взорвала какая-нибудь катастрофа». Позднее эту гипотетическую планету Ольберса назвали Фаэтоном. Существовал ли Фаэтон в действительности — вопрос не только теоретический. Если одна из планет Солнечной системы по какой-то причине была разрушена, то, вероятно, такое может случиться и с Землёй.


Гипотеза о существовании в прошлом планеты Фаэтон была широт распространена до середины XX века. В 1950-х — 60-х гг. несколько исследователей независимо друг от друга проводили анализ элементов орбит астероидов. Сопоставление орбит нескольких тысяч астероидов показало, что они группируются в несколько семейств. Астероиды каждого из семейств имели своё, когда-то разрушившееся родительское небесное тело. По данным учёных, в прошлом было не менее 12 первичных планет.
К аналогичному выводу пришли сотрудники Комитета по метеоритам Академии наук. Изучая состав железных метеоритов, они установили, что по концентрации никеля в них чётко можно выделить 5 групп. В дальнейшем каменные метеориты разделили на 8 групп по соотношению в них различных форм железа. В 1970-е гг. американские учёные наряду с никелем исследовали содержание некоторых редкоземельных элементов. На основании этого они выделили 16 групп железных метеоритов.
Выявленные различия групп железных метеоритов показывали, что условия их формирования отличались не только по температуре и давлению, но и по обстоятельствам разогрева и охлаждения. Такие различия не могли существовать внутри одной планеты.
Электронное зондирование некоторых образцов железных метеоритов позволило установить, с какой скоростью происходило их остывание. Оказалось, что процесс этот был настолько медленным, что мог происходить лишь под покровом теплозащитной оболочки толщиной от 100 до 200 км. Следовательно, сами родительские тела в поперечнике могли быть больше 200–400 км. (Таковы размеры и современных наиболее крупных астероидов.) Разная скорость остывания свидетельствует, что родительских тел было несколько и они отличались размерами.
По всем данным, число «родителей» астероидов могло быть около трех десятков при массе каждого из них порядка 1021 г, что соответствует «весу» Цереры. Многие учёные полагают, что каждый выпавший на Землю метеорит имел определённую иерархию родительских тел, подвергавшихся последовательному дроблению. Внутри первичного родительского тела сформировалось вещество будущих железных метеоритов. Промежуточные родительские тела и последнее родительское тело защищали поверхность метеорита от галактической радиации. А обнажиться и выделиться метеориты могли сравнительно незадолго до падения на Землю. В отличие от железных некоторые каменные метеориты могли быть частью внешнего покрова родительского тела.
В начале 1970-х г. казалось, что гипотеза Ольберса о взорвавшейся планете Фаэтон сообществом астрономов может быть окончательно отвергнута. Но именно в это время английский астроном Майкл Овенден опубликовал работу, согласно которой между Марсом и Юпитером в прошлом должна была существовать планета-гигант, по массе подобная Сатурну и в 90 раз массивнее Земли. По вычислениям Овендена, планета разрушилась около 16 млн. лет тому назад. Лишь немногие специалисты поддержали выводы учёного. Напротив, гипотеза Овендена, едва успев появиться, подверглась жестокой критике. Мы не будем излагать её подробно. Укажем только, что столь грандиозная и недавняя по астрономическим меркам катастрофа неминуемо отразилась бы на судьбе нашей планеты. По мнению некоторых учёных, в результате столь близкого взрыва гигантской планеты на Земле исчезла бы жизнь. Однако в земных отложениях того периода геологи не видят никаких следов подобной катастрофы. Кроме того, в случае разрушения такой массивной планеты плотность вещества в Солнечной системе была бы гораздо большей, чем это есть на самом деле. Под огнем критики Овенден и его сторонники отказались от своего утверждения о гибели огромной планеты. Вместо этого они предположили возможность образования малых тел Солнечной системы в результате катастрофы гораздо меньшего масштаба — столкновения и разрушения двух достаточно крупных астероидов.
Тем не менее и в начале нынешнего века остаются приверженцы идеи Ольберса.
Фантасты высказывали предположение, что планета распалась в результате взрыва ядерных боезапасов, накопленных агрессивными обитателями Фаэтона. Но это взгляд фантастов, а не ученых. Подобная катастрофа, возможно, могла бы уничтожить цивилизацию и даже жизнь, но не саму планету.
С тем, что между Марсом и Юпитером некогда существовала ещё одна планета, согласны некоторые астрономы и среди них сотрудник Института астрономии РАН, доктор физико-математических наук А.В. Багров в одном из выступлений высказался так: «Только современные астрономы, изучая астероидную опасность и миграцию тел внутри Солнечной системы, имеют право утверждать, что такая планета существовала. Она возникла вместе с остальными планетами четыре с половиной или пять миллиардов лет назад, но, в какой-то степени к счастью для нас, на начальной стадии эволюции Солнечной системы планета была разрушена. Расчёты показывают, что планета разлетелась бы на куски, если бы с ней столкнулся астероид размером всего в тысячу километров». Естественно предположить, что некоторые фрагменты гипотетической планеты могли бы иметь размеры в сотни километров и двигаться по изменившимся орбитам. В дальнейшем фрагменты «Фаэтона» могли сами раздробиться в результате столкновения с другим небесным объектом и стать, таким образом, родоначальником собственного семейства астероидов меньшего размера.
Сегодня абсолютное большинство астрономов не видят оснований соглашаться с предположением Ольберса о разрушившейся планете. Однако эта красивая гипотеза на протяжении почти полутора столетий стимулировала открытие все новых астероидов, была плодотворной для исследования и классификации метеоритов, помогла понять внутреннее строение Земли.
* * *
Самое важное!
В космических судьбах и облике теп Солнечной системы есть много общего, но есть и определённые различия. Земная поверхность гораздо меньше «изрыта» взрывными кратерами, чем поверхность Луны и Меркурия. Это объясняется не только тем, что они лишены воды и атмосферы. Планетологи считают, что и Пуна, и Меркурий уже давно — около четырех миллиардов лет тому назад — внутренне как будто застыли. Активные процессы в их недрах почти прекратились. Земля же, как мы знаем, и в наше время живёт активной геологической жизнью. Учёные убеждены, что на раннем этапе своего существования Земля еще не имела атмосферы и внешне напоминала Луну и Меркурий.
Имеет ли практическое значение изучение истории катастроф и их последствий в Солнечной системе? Несомненно, имеет. Особенно когда удается определить время катастрофических событий. Например, анализ числа и распределения по размерам кратеров в лунных морях может характеризовать количество потенциально опасных для нас малых небесных тел в районе земной орбиты.
Ретроспективная (обращенная в прошлое) оценка частоты и периодичности катастроф разного масштаба позволяет уточнить вероятность и возможное время подобных событий на нашей планете в будущем.
Сравнительное изучение степени космических воздействий на Землю и другие небесные тела важно не только для решения проблем нашей космической безопасности. Эти исследования помогают более глубокому пониманию геологических процессов в недрах планеты и важны для науки.

Комментарии закрыты.